Татьяна Лонская
СЕРПАНТИН

Мы привыкли называть жизненные пути, по которым идем, дорогами. Наверное, это так и есть. И нам всегда кажется, что расстояние от пункта А – с которого мы делаем первый шаг, и до пункта В, в который мечтаем прийти – это ровный отрезок, или даже некий вектор со стрелкой. Но так получается далеко не всегда. Чаще всего наш путь вьется непостижимыми кольцами серпантина…

Когда я была совсем молодой, у нас на работе была одна женщина. Ей было около тридцати, наверное, но в коллективе она была гораздо старше всех. И вот она всех девчонок доставала нравоучениями, что ребенка нужно родить как можно раньше. Т.е., 22 – это уже крайний срок. «Тебе 24, а ты еще не замужем? Да о чем ты думаешь? А рожать когда? В 40 лет? Да в этом возрасте уже внуков пора иметь! Немедленно замуж и в роддом». У нее была своя философия, что детям гораздо лучше, когда у них родители молодые: ты с ребенком с удовольствием и на качелях-каруселях катаешься, и на коньках, на равных в игры играешь. Ты не так вешаешься и сходишь с ума, когда дети болеют, потому что жизненный опыт еще не рисует страшных картин «что может быть». Тебе более понятны его проблемы, ты с ним больше на одной волне. Вырастает дочка – ей 15, тебе 32 – и вы, как подружки, болтаете в кафе о кавалерах, меняетесь помадой и модными джинсами. А к сорока годам ты вообще свободна: все долги перед детьми выполнены, а ты еще полная сил, и твоя жизнь только начинается. В принципе, философия довольно логичная. Только почему ей обязаны следовать все окружающие? Кто-то, как она, рожает в 17, кто-то – в 27, а кто-то – в 45. А кто-то вообще не рожает, и это его осознанный выбор. Помню, у нас работала одна девочка, так у них с мужем были какие-то проблемы, и она никак не могла забеременеть. Страшно переживала из-за этого, потому что свекровь ее поедом ела. А тут еще на работе каждый день такой прессинг – хоть работу меняй. Короче, чтоб долго не тянуть, расскажу, как сложилась судьба у нравоучительницы. Ее единственная взрослая дочка в 17 лет погибла. Понятно, что чувства этой женщины даже представить страшно. Но она выстояла, взяла себя в руки и родила еще одного ребенка – в 44 года, когда у всех, кого она так долго поучала, дети уже давно были взрослыми…

За границей я часто наблюдала, как организованы огромные очереди – например, к Эйфелевой башне или к собору Гауди. Тысячи людей выстраиваются в цепочку, ограниченную, скажем, гибкими лентами. И получается, что очередь, которая могла бы растянуться на километр, вьется причудливыми кольцами бесконечной змеи на довольно небольшом пространстве. Находиться в середине такой очереди очень необычно. Вокруг тебя люди – ты можешь до них дотронуться. Но очередь закручена так, что вы даже приблизительно не знаете – кто из вас дойдет до цели раньше. Равно как и то, что ты не имеешь ни малейшего представления – сколько еще тебе стоять. Это и есть пример серпантина. И в жизни все точно так же. Иногда ты бежишь-бежишь, тебе кажется, что ты уже у цели, оставив всех далеко позади… но тут дорога делает крутой вираж, и ты осознаешь, что, на самом деле, ты только в начале своего марафона…

Думаю, эти мысли будут близки тем, кто только сейчас начинает что-то новое в своей жизни – встает на очередной, неизведанный путь. Я сама сейчас переживаю подобные чувства и потому размышляю на эту тему. Наверное, главное, чем хочется поделиться, это убеждением, что в жизни нет ничего невозможного. Ну или, практически ничего.

В детстве меня никто не учил кушать с ножом и вилкой. Я росла в самой обычной семье, и привыкла и ложку и вилку держать в правой руке. А потом жизнь так повернулась, что мне приходилось часто бывать в окружении людей, которые обучены всем правилам этикета. Соответственно, я стала чувствовать себя неуютно и поняла, что мне нужно научиться есть левой рукой. Но все оказалось не так-то просто – у меня ничего не получалось. Есть люди, у которых обе руки развиты практически одинаково – они запросто могут даже писать левой рукой, при том, что они правши. А есть люди, у которых левая рука умеет гораздо меньше, чем правая. Вот я одна из них. Я училась дома кушать левой рукой, и каждый прием пищи для меня превращался в пытку – половину еды не удавалось донести до рта. Но я очень хорошо помню, как тогда сказала себе: «Миллионы людей вокруг едят левой рукой. Ты что особенная?» Сейчас мне даже поразительно вспоминать мои мучения. Я, наоборот, удивляюсь, как когда-то я справлялась без ножа – это ведь совсем неудобно. Но вот это как раз и есть пример того, как труднодостижимое может стать легким и даже перерасти в обыденно-привычное. Лично мне это много раз помогало. «Посмотри, сколько людей вокруг прекрасно владеют английским. Они суперлюди? Или ты глупее их всех? Посмотри, сколько людей начинают что-то, и у них все получается. Почему не получится у тебя? Ты боишься покататься на аттракционе, зайти в комнату страха? Посмотри на людей, которые оттуда выходят. Никого не выносят, все улыбаются, смеются. Почему то, что получается у других, вдруг не получится у тебя? Это произойдет только в одном случае – если ты будешь рассуждать, как это сложно и даже, скорее всего, невозможно, и при этом ничего не будешь делать».

Я уверена, что не нужно бояться, а стоит попробовать. Даже то, чего вы никогда в жизни не делали, но что всегда хотели. Наверное, вы не станете кататься на коньках как Стефан Ламбьель, петь как Сара Брайтман или снимать кино как Квентин Тарантино. Но, если приложите честные усилия и добавите свое горячее желание, то очень скоро результаты вас приятно удивят.

Еще не менее важным является общение с людьми, которые идут по тому же пути, что и вы. Но тут нужно быть предельно осторожным. С одной стороны – это очень здорово общаться со своими единомышленниками, учиться у них чему-то новому, развиваться, удивляться, расти. Но с другой стороны – это очень сложно вдруг попасть в окружение амбициозных и, скажем, творческих личностей, когда ты вдруг понимаешь, сколько вокруг тебя талантливых людей или блестящих идей. И тебе вдруг начинает казаться, что их идеи круче, таланты ярче, а достижения заметнее. Что все вокруг делают что-то гораздо лучше тебя. И это закономерно – наш мозг очень часто преувеличивает чужие заслуги, а свои недооценивает или даже не замечает, ведь большое видится большим только издалека. И вот тут понимание спирали серпантина тоже работает. Потому что быстрее – это не всегда лучше, потому что блестящее – это не всегда золото. И потому что, если ты видишь человека впереди себя, это не означает, что он достигнет финиша раньше.

Вы сидели за одной партой, слушали одних и тех же преподавателей, а теперь кто-то возглавляет институты, презентует свои достижения на выставках, получает международные премии. А ты? Где теперь ты? И почему? А все очень просто. Просто кто-то приложил для достижения цели гораздо больше усилий, чем ты – вот и все.

Я сама, чего уж там, иногда попадалась в ловушки, когда чувствовала, что чужие успехи начинают тормозить мое движение. Потому что невольно закрадывается мысль: «я делаю что-то не то, либо я делаю это недостаточно хорошо, либо я вообще неудачница» и т.д. Меня спасает умение быстро переключаться от «все ужасно» до «все будет очень хорошо». Но когда приходит осознание, что твоя дорога – она только твоя, что за тебя ее не пройдет никто, как и ты никогда не пройдешь по чужой, ты вдруг понимаешь, что чужие взлеты или падения не имеют к тебя никакого отношения. Единственное, что тебе по силам – это взять из этой ситуации какой-то опыт для себя самой.

Но больше всего мне нравится мысль, что узоры серпантина – это самый секретный секрет в истории, и никому его ни разгадать, ни подглядеть. Нам может казаться, что успех еще очень далеко, а он всего-то за следующей петлей. Мы не понимаем, почему нас сносит влево, а потом видим, что это самый кратчайший путь к правому маяку. Мы с ужасом чувствуем, что скользим вниз, но только для того, чтоб получить ускорение для фееричного полета вверх. А впереди – новые запутанные кольца, новые непредвиденные повороты и желанный выход на новые орбиты.

© Татьяна Лонская (@Tatiana Lonskaja)

СУДЬБЫ
роман в повестях
Две тайны, которые невообразимым образом сплел воедино обычный майский день выпускной школьной весны… Одну из них, вот уже 17 лет, стремится разгадать молодая директриса, пытающаяся разыскать своего, пропавшего во время аварии, ребенка. Вторую – тайну гибели девочки-калеки, станет долгие годы разгадывать ее одноклассник, с которым она дружила на зависть всем девчонкам. Он точно знает, что все секреты остались в той, школьной весне, а потому не выпускает из виду ни одного из ребят, искренне интересуясь их судьбами. И он непременно разгадает эту тайну, даже не подозревая, что она не одна….
Читать больше >>>
Made on
Tilda